Речь адвоката в прениях по уголовному делу по 159 статье

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. Пришла пора подвести итог судебному разбирательству по уголовному делу, которое я, к сожалению, не могу назвать ни объективным, ни беспристрастным, ни справедливым. Все происходившее в рамках настоящего уголовного дела, нельзя оценивать иначе, чем провокацию, призванную оправдать само существование секретной службы её спланировавшей, и придавшей ей видимость борьбы с преступностью. Я убежден, что в действиях подсудимого отсутствует элемент обмана, что не позволяет квалифицировать их как мошенничество.

Однако давайте обратимся к фактам, которые состоят в следующем: Успешный бизнесмен, безосновательно называемый потерпевшим, имея солидный опыт приобретения муниципального имущества, и целый штат сотрудников, в т.

И жертва нашлась, на эту роль, за неимением лучшего, был утвержден нынешний подсудимый Г. Видя перед собой столь заинтересованного и благодарного слушателя, который с первой встречи, сам предлагал вознаграждение за содействие, Г.

Речи защитников в прениях

Наведя справки о продаваемых объектах муниципального имущества, причем из совершенно открытых источников, Г. Вполне возможно, что на самом деле все было не совсем так, или совсем не. Я вполне допускаю, что Ж. Ни подтвердить, ни опровергнуть речь адвоката в прениях по уголовному делу по 159 статье предположение невозможно, так как все покрыто завесой государственной тайны. Тем не менее, эта версия не лучше и не хуже любой другой, но она лучше всего объясняет очень странное поведение псевдопотерпевшего.

Как иначе можно понять поведение человека, который сам дал свой телефон Г. Странная логика — еще ничего не зная об условиях сотрудничества с Г. Все дальнейшее поведение Ж.

Статьи Михаила Трепашкина

Чтобы не дать себя обмануть, Ж. В-кой, вместо того, чтобы просто прекратить речь адвоката в прениях по уголовному делу по 159 статье с Г. Очень странный способ не дать себя обмануть, и не понести материальный ущерб!

Однако, полгода как безработный Г. Тоже видимо, чтобы уменьшить риск обмана. После аукциона по продаже помещения по бульвару С-лей, 1, в котором принимал участие компаньон Ж — К-в, который и купил помещение, Ж.

При этом, сам он, прекрасно понимает, что его деньги никуда не денутся: На этом факты заканчиваются, так как больше Г. Достаточно ли этих фактов для того, чтобы признать Гладкова виновным в покушении на мошенничество в крупном размере?

  • Устранение их из уголовного дела обеспечивается соответствующими должностными лицами органов предварительного расследования и прокуратуры, а также судами, которые должны гарантировать участникам процесса право на судебную защиту их прав и свобод, в том числе нарушенных в связи с не отвечающими требованиям закона методами доказывания;
  • Все дальнейшее поведение Ж;
  • Гособвинитель самоустранился от выяснения у Чалика этого вопроса;
  • Более того, допрошенные в судебном заседании сотрудники ФСБ Т;
  • Я позволю себе напомнить суду, о том, что права подсудимого на защиту, состязательность сторон и справедливое судебное разбирательство, в этом процессе были грубейшим образом нарушены;
  • Однако давайте обратимся к фактам, которые состоят в следующем:

Я считаю — нет! Всё обвинение построено на недопустимых доказательствах, так как все аудио и видео записи, имеющиеся в уголовном деле, являются лишь набором произвольно выхваченных из общего контекста фрагментов разговоров, подобранных исключительно для того, чтобы создать видимость того, что подсудимый обманывал потерпевшего.

При этом, объективные свойства всех аудио и видеозаписей имеют явные несоответствия событиям, якобы на них запечатленным, а так же имеют не менее явные признаки редактирования, монтажа и компилирования, которые признают даже сами сотрудники ФСБ.

Более того, допрошенные в судебном заседании сотрудники ФСБ Т. При таких вопиющих нарушениях УПК, я даже удивлен, что к материалам дела не приобщили какую-нибудь запись, из которой следовало бы, что Г.

Полезный материал по теме: В случае отказа от исковых требований госпошлина

Используя секретную технику ФСБ, это вполне можно было сделать. Видимо, все же понимали, что Г. В любом случае, все эти записи не соответствуют тем требованиям, предъявляемым к вещественным доказательствам, которые установлены нормами УПК, вследствие чего доказательствами не являются, и ничего не доказывают.

Так же, не может являться доказательством и заключение психолого-лингвистической экспертизы, так как мало того, что эксперты исследовали не реальные события, запечатленные на материальном носителе, а специально подготовленную для них эрзац-подборку разговоров неизвестного происхождения, причем далеко не полную.

А ещё в уголовном деле есть совершенно официальные и доступные всем желающим прогнозные планы приватизации, извещения о продаже муниципального имущества, ежедневник, исписанный лист бумаги, старая газета, и ведомость поступления задатков, заботливо забытая в машине Г.

Вся эта макулатура, абсолютно ничего не доказывает, и ни на что не влияет. Остаются только показания самого Ж. В любом случае, в материалах дела такого документа.

Единственное исключение — Г. Тем не менее, не дождавшись речь адвоката в прениях по уголовному делу по 159 статье о передаче денег, Ж. Однако, требует максимально сурового наказания для Г.

  1. Да, обратим внимание на показания К.
  2. Тоже видимо, чтобы уменьшить риск обмана.
  3. Уведомление Пимошенко Кнышова о якобы достигнутой договоренности так же материалами дела не подтверждено.

Наверное, за то, что Г. Уже абсолютно достоверно зная о том, что Г.

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 159 УК РФ

Все эти обстоятельства, позволяют сделать только один вывод: А самим сделать хорошую мину, при плохой игре, и отрапортовать во все инстанции о том, что ФСБ не зря свой хлеб ест, стоит на страже и т. Случаи провокаций и подстрекательства со стороны правоохранительных органов не так уж и редки, и на сегодняшний день существует множество примеров как российской, так и международной судебной практики по этим вопросам.

При этом нельзя забывать, что в соответствии с ч. Обратимся к практике Европейского Суда: В частности, в постановлении Европейского Суда по правам человека от 15. Из положений Статьи 6 Конвенции вытекает — помимо необходимости соблюдать принцип состязательности судопроизводства и принцип равенства процессуальных возможностей сторон по делу — требование о том, чтобы государственное обвинение предъявляло бы все существенные доказательства вины подсудимого защите. Это право стороны защиты на ознакомление с доказательствами обвинения не является абсолютным, но при этом допустимыми мерами ограничения прав на защиту являются только такие меры, которые строго необходимы.

Кроме того, любые трудности, чинимые защите, должны быть в достаточной мере сбалансированы процессуальным порядком, которому следуют речь адвоката в прениях по уголовному делу по 159 статье суде. Я позволю себе напомнить суду, о том, что права подсудимого на защиту, состязательность сторон и справедливое судебное разбирательство, в этом процессе были грубейшим образом нарушены.

  • Однако, полгода как безработный Г;
  • Я прошу суд вспомнить и то, что в соответствии с ч.

Как иначе можно расценить троекратный отказ суда в устранении недопустимых доказательств, восполнении явных пробелов следствия, и установлении истины по делу. Даже неоднократные замечания на протокол судебного заседания, при наличии полных аудиозаписей судебных заседаний, не нашли понимания у суда.

  • Кнышов как обращался в различные государственные и общественные организации, правоохранительные и надзорные органы, СМИ, относительно нарушений закона со стороны авиакомпании много лет назад так и продолжал это делать до момента ареста;
  • Единственное исключение — Г.

Верховный суд РФ так же неоднократно указывал на недопустимость провокаций при проведении ОРМ, и недопустимость использования доказательств, полученных таким способом.

Недопустимыми, в частности, должны признаваться доказательства, добытые с нарушением правила, установленного статьей 51 часть 1 Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что никто не обязан свидетельствовать против самого себя, а также пунктом 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому каждый обвиняемый имеет право не быть принуждаемым к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным.

Такие доказательства признаются не имеющими юридической силы и не могут быть использованы для обоснования обвинения, при производстве дознания, предварительного расследования и разбирательстве уголовного дела в суде.

Устранение их из уголовного дела обеспечивается соответствующими должностными лицами органов предварительного расследования и прокуратуры, а также судами, которые должны гарантировать речь адвоката в прениях по уголовному делу по 159 статье процесса право на судебную защиту их прав и свобод, в том числе нарушенных в связи с не отвечающими требованиям закона методами доказывания.

Вопрос адвокату

В заключение, я хочу еще раз напомнить, что в соответствии с ч. При этом, в соответствии с ч. Я прошу суд вспомнить и то, что в соответствии с ч. Я прошу суд задуматься о том, что подсудимый и потерпевший в этом деле вполне могли поменяться ролями.

И тогда, 4 сентября 2009 г. Неужели у вас есть сомнения в том, какой вердикт был бы вынесен присяжными?

Неужели у вас есть сомнения, кто в этом деле являлся провокатором? Неужели у вас нет сомнений в достоверности вещественных доказательств их соответствии требованиям Закона?

Я считаю, что Г. Его действия состава мошенничества не образуют. Я прошу суд не равнодушно утвердить обвинительное заключение, в угоду всевидящей спецслужбы, или из-за страха перед ней, а проявить гражданское мужество, и вынести справедливый приговор:

ВИДЕО: 2017 1 Прения по делу С. Ковердяк и др., ст. 159 УК РФ

VK
OK
MR
GP




Рекомендуем другие статьи по теме
Добавить комментарий

x